ООО Фирма "СТЕЛС"

Биоформы в современной архитектуре домов

Летним днем мы распахиваем окно старого деревенского дома, выходящее в сад. Мы видим залитую солнцем высокую траву, яблони, кусты смородины, а дальше - поля, пересеченные оврагами и темно-зеленую кромку леса. 

Мы впускаем природу в наше жилище. Перед нами - четкие линии оконного проема, рамы, подоконника, а совсем рядом - плавные контуры равнин, древесных крон, холмов, уходящие к горизонту. Мы окружены рукотворной природой и выдуманной реальностью, но тяга к истокам и естественному окружению непреодолима. С того времени как архитектура и строительство выделились в особый род деятельности, творцы - осознанно или бессознательно - стремились к гармоничному взаимодействию постройки и ландшафта, зданий между собой и пейзажем. 

Если присмотреться внимательнее, то и "урбанисты" (сторонники основания городских поселений как Ле Корбюзье и Тони Гранье), и зодчие, призывающие вернуться к истокам (Уильям Моррис) не так уж противоречат друг другу: Корбюзье в самых своих радикальных проектах городов отводит значительную площадь под зеленые насаждения, а Гранье организует кварталы своего "индустриального города" как "большой парк". 

Рассматривая архитектуру частных домов, можно условно выделить три случая взаимодействия здания и среды. 

• Здание окружается природой, контрастируя с ним или маскируя. 
• Здание "маскируется" используя особенности рельефа и окружения. 
• Коттедж проектируется как часть природы, в плавных "неправильных" и нестрогих очертаниях. 

Последняя тенденция наиболее популярна в последнее время. Направление в архитектуре, использующее причудливые текучие формы получило обозначение "нелинейной". 

Спонтанный росчерк карандаша 
Хрестоматийное здание в стиле нелинейной архитектуры - музей Гуггенхайма в Бильбао архитектора Фрэнка Гери построено в 1997 году, но идеи и концепции актуальных сегодня форм появились намного раньше. Немецкий архитектор Герман Финстерлин еще в 20-годы прошлого века создавал проекты домов, словно продолжающих природу, а не противостоящих ей. Сам подход Финстерлина к проектированию отличался от традиционного: не используя проекционного черчения архитектор создавал постройку сразу единым скульптурным объемом. 

В этом они особенно близки природным объектам и живым организмам. Природа также абсолютно спонтанна в своих творениях, в том смысле, что никогда заранее неизвестно, куда упадут семена, разносимые ветром, и что станет с горами, холмами и равнинами через тысячи и миллионы лет. 

Утопические проекты Финстерлина намного опередили свое время, ни один из них не был осуществлен. Только сейчас, с развитием компьютерного трехмерного конструирования точная реализация подобных идей представляется возможной. Что и демонстрирует Фрэнк Гери и другие зодчие. 

Путешествие внутри раковины 
Несколько более известен в России мексиканский архитектор Хавьер Сеносиан. В 2006 году Сеносиан построил дом "Наутилус". Железобетонная оболочка толщиной в пять сантиметров и внешние террасы сделаны в виде единой спирали. Идея заключалась в том, чтобы человек, переходя из комнаты в комнату, "вообразил себя улиткой в ее домике, моллюском в раковине". 

Архитектор демонстрирует живописный подход к проектированию: широко использованы мозаика и витражи. Формы здания и его внутреннее пространство отсылают к более конкретным и узнаваемым биоформам (улитка, птица, дельфин), нежели формы Финстерлина и Ushida Findlay Partnership. При этом зодчий не "называет" никого конкретно. 

Творчество австрийца Фриденсрайха Хундертвассера тесно связано с его убеждениями — художника называли "врагом прямой линии", в своих манифестах и всем своим творчеством он подчеркивал важность существования в гармонии с природой. На крышах его городских зданий растут деревья, кустарники и трава, разноцветные фасады напоминают холмы, скалы, стены песчаных карьеров и долины рек. При этом здания не теряют своей функциональности и соответствуют всем нормам. 

Подходы архитекторов к созданию биоморфных домов различны. В качестве импульса используются эмоциональные карандашные "каракули", модели математически описанных поверхностей, силуэты окружающего ландшафта и живых существ, произведения живописцев и скульпторов. При этом, глядя на результаты, мы чувствуем родство со многимистроениями. Многие жители, в частности, построек Хундертвассера исключительно положительно отзываются о своих жизненных условиях и не хотят никуда переезжать. 

Трудно утверждать, что за "текучей" архитектурой - будущее. Все-таки проектирование, расчеты и строительствотаких объектов - очень сложный процесс. Хотя бы поэтому массовое возведение таких домов сегодня затруднительно. Даже если предположить некую унификацию элементов, то разнообразие их должно быть очень большим — чтобы обеспечить характерную "спонтанность" форм. Тем не менее, практика показывает, что осуществление индивидуального загородного строительства в нелинейной стилистике вполне осуществимо и будет развиваться. Это развитие ограниченно лишь нашими возможностями рассмотреть и реализовать бесконечные идеи, подсказываемые окружающей природой.

Источник: stikon.gr